Юрий козлов роман реформатор рецензии отзывы

    Народ-победитель стал народом-потребителем. Скажете, подумаешь, книгу задержали! О прозе Бориса Евсеева. Кто не верит, может пересчитать. Голосом, привыкшим отдавать приказы, сказала: — Я думала, здесь собираются, чтобы говорить о литературе и краеведении, а здесь говорят о политике. Ярчайший пример последних лет — прозаик, публицист и драматург Юрий Поляков. Самые значительные произведения В.

    А книга-то где? Почему по рукописи? Между прочим, на его вопрос я не мог ответить даже через год, когда книга вышла, не могу и. То были тайны мадридского двора. Скажете, подумаешь, книгу задержали!

    Ну не в м, в году вышла. Вышла ведь! Из-за чего сыр-бор? Сейчас вон издательских планов нет, а гонораров не платят даже в газетах.

    Юрий козлов роман реформатор рецензии отзывы 2767

    Писатель сам ищет спонсоров, рассчитывается с издательством, сам оплачивает типографские расходы, нередко сам юрий козлов роман реформатор рецензии отзывы читает, потому что отзывов на книгу. Вопреки прогнозам моего товарища, нас взяли и не подавились. Сегодня власть нуждается в карманной прессе, где она сама рассказывает о своих починах и анализирует их, а предприниматель видит в печатном станке всего лишь орудие броской, забористой рекламы.

    Потребитель ведь не задумывается, что все его рекламные проспекты на дорогой глянцевой бумаге, яркие пакеты и коробки, в которые упакован товар, все эти наклейки на бутылках — обман зрения, фикция, наживка, на которую он, доверчивый, клюет.

    Оплачивая товар, который он выбрал, он оплачивает и цветную печать, и бумагу, и картон, и фантики, и золотые розы на коробках конфет. И стоят они ему гораздо дороже, чем стоила книга, за которой он стоял в застойные времена в очереди. Сегодня половина полиграфии работает на рекламу! Я подсчитал как-то, что за неделю выбрасываю в мусорный бак прекрасно иллюстрированную детскую книжку.

    Кто не верит, может пересчитать. Вспоминать писательские грезы х на фоне всего этого как-то не очень и хочется.

    Юрий козлов роман реформатор рецензии отзывы 7751

    Но объективности ради придется. Писательская организация как раз и состояла из семи человек, но для художественной литературы выделялось две позиции, поэтому ждать издания полагалось отзывы четыре-пять лет, так как издавалась еще и юрий. Узнав о моих бедах, он зачислил меня редактором отдела публицистики журнала по трудовому соглашению. Редактировал очерки, статьи, отвечал на письма, писал рецензии. И когда в м журнал появился, из всех калининских писателей я предложил в редколлегию журнала Юрия Козлова.

    От мучеников тверской литературы. Ему исполнилось тогда шестьдесят. Мог ли я поступить иначе? В е годы я зачастил в Москву, так как добрых полтиража журнала уходило через Москву. Двадцать лет московской жизни не сделали его москвичом. В Москве да под бутылочку дружеская беседа за столом льется до поры, пока не ахнешь, что последняя козлов ушла или уходит. Ахнешь и готов рот себе зажать, потому что москвичи тут же начнут торопливо прощаться.

    Никого не осуждаю и прошу прощения за то, что бездомность моя заставила кого-то сборник нир и окр рецензии минуту. Но потому и вспоминаешь на старости лет всех испытавших к тебе жалость с благодарностью. И вот упустишь минуту, когда еще можешь догнать электричку на метро или прошмыгнуть в правление, где по договоренности тоже можно было иногда заночевать на диванчике, а Степанов заметит твое волнение и скажет:.

    Отдельной комнаты нет, а на раскладушку положу. Если еще работало метро, случалось, звонил ему по телефону-автомату с вокзала ночью и всегда находил приют. Нас многое с ним связывало. Он тогда открыл для себя Ивана Васильева, земляка из поселка Спирово, известного в е годы крестьянского поэта и прозаика, и начинал открывать его своим землякам. Имя его вычеркнули из советской литературы, книги изъяли из библиотек.

    Володю поразило тогда, что Васильев учился в той же железнодорожной школе, что и он, юрий козлов роман реформатор рецензии отзывы. Удалось издать и ее при финансовой поддержке Межпоселенческого культурно-досугового центра Спировского района и предпринимателя Е. Во роман те рассказы будили двоякие чувства. Я служил в Кокчетаве в армии, строил железную дорогу на целину, да и детство мое прошло в степях Западной Сибири. Рассказы Глафиры Васильевны невольно воскрешали покинутую родину.

    Для меня реформатор ветра, бураны, заметающие села и города, шевелящийся снежный хаос за стеной были голосом родины. Умом я понимал, что жизнь зэка вне дома — жизнь подневольная, но ничего не мог поделать с собой: с нежностью представлял снега выше крыши, степные бураны, низкое степное небо.

    Таким же низким и тяжелым мне казалось небо Европы.

    Каковы причины ее распада? Хотя и нередко напоминает постсоветскую рабыню — женщину, коленопреклоненную перед новым хозяином перевернутого мира. В магазин он ходит только за хлебом, спичками, солью и сахаром, иногда за водкой. В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. В подъемке живым, веселым серебром плещется десяток карасишек.

    Наше сибирское небо грезилось высоким и легким, зазывающим ввысь. Степанова моя тоска настораживала:. Да и ты в Москве не прижился. Представляешь, какая туча несбывшихся желаний и волнений висит над столицей? Я говорю в принципе. Втайне-то я завидовал Володе. Соскучившись по дому, он мог в любой момент махнуть на Тверцу и Роман реформатор электричкой. Моя родина была далеко…. Запущенное кем-то слово, что Козлов о своих рукописях никогда сам не хлопотал и о его-де рукописях случайно узнавал тот или иной столичный редактор и сам предлагал ему издаться, не более как заведомо ложный юрий козлов.

    Смею заверить, московские редакторы сами, по своей инициативе, провинциалов издаваться не приглашали, было кого в Москве издать. Всегда кто-то эту рукопись привозил, кто-то о ней рассказал, кто-то похлопотал.

    Отзывы человеком в жизни писавшего в стол Козлова стал Степанов. Как всякий русский человек, не мог он пережить свой успех в одиночку.

    И покатило. А то, что Козлов, сложившийся профессиональный писатель, впервые издался в пятьдесят пять лет, стыдная правда провинциальной действительности, такая же стыдная, как и та, что сегодня за деньги можно напечататься в любом столичном журнале и в любом издательстве напечатать любую графоманскую рукопись в кожаном переплете.

    Искал он и в Москве, да не нашел…. Крестьянский сын. Сегодня Степанов живет природным миром: отзывы, река, поле, огород. Его деды и прадеды крестьянствовали здесь.

    Он нашел дедову гербовую бумагу на владение этой землей. Живет на два дома: зимой — в Москве, летом — на родине, дома. Здесь у него огород, дрова, кролики, на низке болтаются и источают пряный аромат сушеные подлещики, а в подполе — картошка, соленья, варенья….

    В магазин он ходит только за хлебом, спичками, солью и сахаром, иногда за водкой. С него хоть пиши мужика, который двух генералов прокормил.

    Или знаменитого Микулу Селяниновичаибо умеет делать все, что умел настоящий русский мужик. Пенсионный доклад по финансам рыбы наловит, нажарит и закоптит.

    И грибов насолит, и пива наварит … В от только с годами охотиться бросил: жалость к живому пробила, совесть заела. Дома ему не сидится. У меня в пруду подъемка, едем, проверим. Можем карасишек на обед зажарить. Едем к пруду. Там надевает гидрокостюм, находит свою подъемку. В подъемке живым, веселым серебром плещется десяток карасишек.

    Я сейчас в ванну у бани их запущу, а завтра пожарим!. Ванна около бани стоит особых слов. Там у него стратегический запас насадок для щук. Перед ночной рыбалкой на Тверце зачерпнет десяток-другой мелких карасишеквот тебе и рецензии Только однажды заметил Володя, стали пропадать из ванны караси.

    Да не только мелочь пузатая. Запустит свеженьких из пруда, наутро глядит — опять доски раздвинуты, самых крупных. Погрешил даже на соседа: неужто он?

    Решил последить. И поймал воришек! Оказалось, бродячие коты воруют. Раздвигают довольно тяжелые доски, и лапой — цап! И в кусты на трапезу. Пришлось камнями сверху доски утяжелять.

    Пожалуйста, подождите пару секунд, идет перенаправление на сайт...

    Весной, по дороге в наследственную берлогу, завез он мне два тома Брагина, якобы в подарок от. Перестройка вынесла его в Москву, вознесла в дни торжества чиновничьей революции аж до Ельцина. Сегодня считает себя знаковой фигурой переустройства России, большим государственным деятелем. Вошел в ассоциацию тверских землячеств в Москве, пишет толстенные книги, килограммов по пять, потолще Библии будут, тысяча страниц, не меньше.

    Цветные иллюстрации. В них автор рассказывает о своем славном пути от школьного порога до руководителя ЦТ. Видя мои терзания уж очень тяжелые, все равно что два ведра картошкиа я после операции, Володя убалтывает меня:. Я хочу, чтоб ты вручил ее мне на День поселка в Спирове. Ты же член Высшего совета Союза писателей?.

    Юрий козлов роман реформатор рецензии отзывы, проснись ты от московского наркоза, чай, на родину приехал! Ты же не Брагин! Какое отношение я к этому совету имею? Москвичи не приедут, не вручат. А ты можешь! Я зря за тебя голосовал?

    Козлов, Юрий Вильямович

    Люди забывают, рецензии есть такая профессия: писатель. Нас вычеркнули из жизни, для общественного сознания все равно что расстреляли. Уже и о смертях друзей узнаем годы спустя, сам же писал. О чем угодно говорят: о разводах голливудских звезд, мордобоях Панина, о беременности Галкина…. Прав, прав: обывателя уже приучили к ящику, как к наркотику. Литературу, писателя вытеснили на обочину интересов. Я согласился. Ладно, приеду. Только позвони заранее, скажи. Опять у Степанова.

    И реформатор одно гнетет тайной гнетью, юрий козлов. Изредка к Володе наезжает из Москвы единственный наследник, сын Арсений. Поможет в скопившихся тяжких делах, и домой. В наследство вступать не желает.

    То ли час еще не пробил, то ли вправду затмил молодые русские очи культ товара. Словом, и здесь отзывы и дети, Вольга и Микула. Вот оставит он свою сошку кленовую, а титульный лист реферата образец повывернуть ее из земли да повытряхнуть будет некому…. Мы пошли в огород, к коптилке — железному ящику с решеткой.

    Рядом дрова, ветки ольхи с листвой. Наломав их, Володя укладывает на решетку с подлещиками и щучкой. И рыбку выложит не на решета, а на подстилку из ольховых веток и листьев. Разгорится костер под ящиком, раскалится дно, начнут тлеть ветки и листья ольхи, выделяя горячий пахучий дым.

    Следи только, чтоб не подгорели, регулируй пламя костра. Если в магазине не будет водки, он и здесь не пропадет. Затворит браги, и необязательно на сахаре, может и на яблочном соке. Потом отзывы крепчайший кальвадос под названием яблочница. Выпьешь ее, да и подумаешь: давно роман пора русской ликеро-водочной промышленности выставить против заморских кальвадосов, виски и сливянок русскую фруктовую самогонку-яблочницу. Ух, и хороша! А под грибки-то! А чиста! Ни голова утром не болит, ни похмелья не бывает.

    Встаешь бодр, как синее небо. Он и по грибам мастак. Грибов заготовит, насушит, насолит, в банки закрутит. На всю зиму ягод наварит, яблок насушит. В подполе огурчики, помидорчики, капусткакартошка, свекла, моркошка. На обед всегда мясное или рыбное. Несколько лет держал кроликов, но в прошлом году нанесло на кроликов таинственную эпидемию, прикончившую промысел во всей округе. Грешат спировцы на проделки мясной мафии.

    Володя с кроликами распрощался, но завел овец, потом коз: козла и двух козочек. Козел сивый, большерогий. Взгляд у него смурнойнаглый, с поволокой. Глаз пьяного сатира.

    Юрий козлов роман реформатор рецензии отзывы 1212468

    Да не я. Ту, что попрощепостеснительнее, Володя зовет Кроткой, она и вправду деликатна, кротка, а ту, по которой козел бьется рогами о забор, — Шнырой. Козел пока без имени. Двор у Степанова не знает метлы, граблей. Как распилил весной дрова, сложил в высоченную поленницу, так и оставил все щепки и опилки во дворе, считает, что со временем все перегниет, земля.

    Зато в саду, огороде у него полный порядок, на грядках все прет и вверх, и вширь. Яблоки с добрый мужицкий кулак. Огурцы, помидоры, лук, чеснок хоть на выставку. А такой сочной петрушки, сельдерея, зелени, как у него, на рынке не сыщешь.

    Боже ты мой, как мне это знакомо! Я рассказываю про своего осташковского приятеля Радомира. У него весь пол на веранде заставлен старыми ведрами, кастрюлями и банками, чтобы войти в дом, нужно, как горнолыжнику, закладывать между ними виражи.

    Дня два осваиваешь. Я как-то пребольно ударился о чугунок, взялся расчищать трассу. Если ночью кто-то заберется, да даже и днем, когда сплю, по пути обязательно зацепит ведро или тазик. Молодая гвардия. Твердый переплетМягкая обложка. Юрий Козлов.

    О книге. Узнать о поступлении.

    Юра козлов против хейтеров

    Безопасная оплата: Наличными, банковской картой и еще 2 cпособа. Пространства имён Статья Обсуждение. На других языках Добавить ссылки. Эта страница в последний раз была отредактирована 8 февраля в Текст доступен по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike ; в отдельных случаях могут действовать дополнительные условия.

    Юрий козлов роман реформатор рецензии отзывы 5259538

    Подробнее см. Можно сказать, перед нами — совершенно новый абрис женской души России. Очевидно, собственно личутинское — это проходящий сквозь все произведения тип маргинального героя, в расщепленном сознании которого и реализует себя, во всей своей драматичности, феномен расколавынесенный в заглавие одноименного личутинского романа. Время действия — переход от ельцинского к путинскому правлению хотя юрий козлов роман реформатор рецензии отзывы дана лишь телевизионным фоном и через рефлексию героя.

    То отлеживаясь на диване в своей московской берлоге, то наезжая в мелеющую деревушку, герой весьма негативно оценивает творящееся. Эдакий нигилист с демократическим стажем и коробом исторических огрехов за плечами — в поисках вечных ценностей и спасительных идеалов. Автором точно замечено явление наших дней, к подлинной демократии никакого отношения не имеющее. Разочарование реформатора в плодах собственных усилий — следствие псевдодемократического нигилизма, безжалостно разрушившего прежнюю системуно так и не создавшего ничего принципиально нового.

    В озникшая в результате химера — лишь звено в общей цепи исторических сбоев, которые изучает отошедший от дел профессор. Исток нынешних российских неудач усматривается в прошлом стремительно раскрестьянившейся в ХХ. И в этом автор солидарен со своим героем. Это раскол национального самосознания социальный, исторический, гендерныйраспад брака, семьи, социумаситуация утраты прошлого, былой стабильности, ценностей и идеалов.

    Мгновенное восстановление сельской любовной идиллии в конце романа дает герою и читателю зыбкую надежду: на продолжение жизни, возрождение цепи времен и просто человеческое счастье.

    Но всё всегда обращается в свою противоположность. И бежит, убегает герой от бесчеловечных норм коррумпированного общества. Но от себя разве убежишь?

    В отечественной словесности издавна сложился тип писателя, мастерски владеющего самыми разными литературными жанрами и объединяющего в себе художника и общественного деятеля. Ярчайший пример последних лет — прозаик, публицист и драматург Юрий Поляков. Разрыв между словом и делом, мифом и логосом, русскостью и советскостью зафиксирован в его художественных мирах с беспощадностьюпожалуй, самых главных вопросов нынешнего и, возможно, будущих столетий.

    Что такое советская цивилизация? Каковы причины ее распада? И что за ней - оценка эффективности проекта или возрождение нации, выстрадавшей право на достойную жизнь в восстанавливающей державный статус России?

    Собственно, в ответах на эти вопросы и вырисовывается творческий лик писателя — внешне спокойный, ироничный и даже вызывающе ироничный. Но вчитаемся внимательней в его произведения — и мы увидим не только иронию. Стиль мышления Ю. Полякова — удивительный сплав лирики, иронии и трагедии — отличается большей социальной зоркостью, большей заземлённостью на реальной проблематике.

    Возможно, поэтому по сравнению, скажем, с П. Крусановым или Ю. Впрочем, отход от традиции при одновременном следовании ей и составляет парадокс новейшей русской прозы на гребне межстолетья: е ё дерзкую попытку сказать свое незаемное слово, не играя со старыми формами в духе постмодернистских цитаций, но преломляя высокий канон о новую реальность, безмерно раздвигающую свои границы и наши представления о.

    Тексты Ю. Полякова развертываются на двух сопряженных уровнях. Женщина, которую ты любишь, и книга, которую пишешь, — что может быть главней?

    В них сквозь призму локальной ситуации рассматривалось мироощущение человека советской цивилизации в его внутреннем расколе на идеальное и реальное юрий козлов роман реформатор рецензии отзывы.

    Выведенный писателем тип — особый, причем с весьма скудной родословной: Собакевич, Угрюм-Бурчеев, Самоглотов.

    Новаторство этой экспериментальной поэмы в прозе определяется не только нарочитой — до резкого неправдоподобия — контрастностью запечатленного здесь-бытия, но и отчетливым силовым смещением Центра: в некую малую периферийную точку, которая оказывается — в онтологическом, экзистенциальном смысле — жизненно сущностной. Позавидовал подарку Тверяка своему батьке? Там и там — жизнь героя сломана страстью; там и там — любовь всегда права. Я мешал для памятника раствор в бетономешалке, заливал площадку.

    Очевидно, это совершенно новый тип героя, порожденный утратой веры в институты господствующей идеологии во всех слоях общества. Затем рассказ о Франции и любви переносит. Игра темпоральными пластами захватывает сферы сознаний автора, повествователя и героев. Но и в этой сфере самоутверждения всё обстоит гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Там козлов там — жизнь героя сломана страстью; там и юрий — любовь всегда права.

    Наконец, там и там — рецензии отзывы неразгаданности героинь. Но есть и тьма различий. Героиня французского романиста использует мужчин, подчиняясь диктату мужской цивилизации. Героиня современного писателя — наоборот, бросает ей вызов. Хотя и нередко напоминает постсоветскую рабыню — женщину, коленопреклоненную перед новым хозяином перевернутого мира. Однако главными на настоящий момент произведениями Ю.

    Метания его главы, в прошлом благоустроенного человека, но роман реформатор после череды неудач обретающего свое местечко в банковской системе, отражают кризисность переходного времени.