Эссе по философии соловьева

    Очевидно, что искусство, наука, политика, давая содержание отдельным стремлениям человеческого духа и удовлетворяя временным историческим потребностям человечества, вовсе не сообщают абсолютного, самодовлеющего содержания человеческой индивидуальности, а потому и не нуждаются в ее бессмертии. Не случайно В. Создавая новую синтетическую философию, Соловьев обратился к анализу предшествующей философской. То же самое можно сказать о любви к науке, искусству и т. Идея всеединства — центральная идея философии В. Эта мнимая теория любви, сопоставленная с действительностью, оказывается не объяснением, а отказом от всякого объяснения. Но, во-первых, размножающиеся таким образом организмы, как растительные, так отчасти и животные, могут также размножаться и бесполым образом прививка у растений, партеногенезис у высших насекомых , а во-вторых, оставляя это в стороне и принимая как общее правило, что высшие организмы размножаются при посредстве полового соединения, мы должны заключить, что этот половой фактор связан не с размножением вообще которое может происходить и помимо этого , а с размножением высших организмов.

    Страстной мечтой В. Соловьёва была мечта об изменении общества. Однако буржуазный прогресс западного капиталистического общества, сориентированный на развитие отдельного индивида, Соловьёв не приветствовал. Если бы наша жизнь, рассуждает Вл.

    Но жизнь полна всякого рода мучений, невзгод, разочарований, и человек, стремясь преодолеть эссе по философии соловьева состояние, должен стремиться к какой-нибудь счастливой цели.

    В противном случае, если нет безусловной цели развития, человечество развиваться не сможет. Мысль Соловьёва прежде всего связывает стремление человека к цели, сам процесс целеосуществления с понятием абсолюта, являющегося важнейшим для формирования любой образовательной парадигмы.

    Идея В.С.Соловьева о духовном развитии человека в контексте философии образования

    С точки зрения религиозной, абсолют внеположен человеку и служит образцом, совершенным идеалом человеческих устремлений, совершенным критерием истины, добра и красоты, соотносясь с которым человеческое сознание получает надежные нравственные опоры в своем становлении и развитии. Абсолют же секулярного мировидения, заключенный пределами конечного человеческого существа, задает иной ракурс самосознания человека и самоопределения человечества.

    Это эссе по философии соловьева мироощущение не опирается в своих жизненных ценностях и ориентациях ни на что внешнее, существующее помимо как отдельного человека, так и человеческого сообщества. Оно основывается на безусловном признании исключительной человеческой феноменальности, самодостаточности. В этих условиях цель человеческого существования смещается на самого человека, не имея строгих константных критериев, теряет четкие и стройные очертания, становится расплывчатой, аморфной и утрачивает свое назначение именно как цель, к которой стремится жизнь.

    В свою очередь утрата ясно поставленной цели означает для человека и человечества остановку в прогрессивном движении, духовном развитии, а значит и в образовании.

    С этим, надо полагать, согласился бы и Вл.

    Введите символы, которые изображены на картинке: Получить новый код. Безоговорочно отрицая Запад, но в то же время, страдая от общественно-политических зол русской жизни, славянофилы, по его мнению, не замечали, что их борьба против этих зол могла приобрести положительное значение, только если бы она велась средствами, выработанными историческим развитием европейского сообщества, развитием политических форм его жизни, его культуры. Однако схема эта никуда не годится. Но собственно любовь тут ни при чем.

    Соловьёв, утверждая, что человек никогда не может удовлетвориться никакими навсегда данными границами, не желая быть рабом никакой ограниченности. Условием же достижения божественного добра является мировое единство, явленное в жизни человека, особенно в истории человечества. Характерна в этом смысле эволюция взглядов Соловьёва на человека. От понимания его безусловности, имеющей свои корни не только в Боге, но и в себе, к утверждениям о приоритете сверхличной сферы, о ничтожности человека, существующего вне безусловной Истины.

    И в этом моменте учение Соловьёва созвучно идеям русской религиозной философии о том, что все значимое в нашей культуре и жизни обретает подлинный смысл только через соединение человека с подлинной абсолютной реальностью, которая носит духовный характер. У Софии, являющейся как бы представительницей материального мира, но мира устремленного к духовному единству и совершенству, особое место принадлежит идее человека.

    Но София - неразрывная часть Абсолюта и Бога, ибо без нее нет философии соловьева Бога. Здесь речь идет не о человеке, как биологическом виде, он появился в процессе эволюции, а о человеке как идее бытия, которая реферат всемирная конвенция об в самой основе мира в целом.

    Софийный идеальный человек принадлежит вечности, а она ему, поэтому он едино с Богом. Разорванное эмпирическое существование человека противопоставляет человека человеку, человека природе, скрывая от нас подлинную сущность человеческого бытия, а именно, бытия в Боге, в Абсолюте, в единстве.

    Для достижения всеединства разобщенность абсолютно необязательно рассматривать как непреодолимое препятствие. В определенном смысле она даже необходима для истинного плодотворного эссе, которое предполагает синтез многогранных, многокачественных индивидуальностей. Поэтому процесс дифференциации, отделения элементов от единосущего очень нужен для философии соловьева синтеза, и полезен до тех пор, пока он не угрожает хаосом и полным небытием.

    Эссе по философии соловьева 7244

    Принципы онтологии, которые лежат в основе философской концепции Владимира Соловьева неразрывно вязаны с его гносеологическим учением. В своей основе единство онтологии и гносеологии у Соловьева базируется на платоновской идее единства истины, добра и красоты.

    Please turn JavaScript on and reload the page.

    На эссе по философии соловьева этой идеи Соловье разрабатывает концепцию целостного знания, которое предполагает постепенный синтез религии, философии, науки. Процесс объединения происходит сначала в рамках философии, где достигается единство между ее тремя направлениями: мистицизмом, рационализмом и эмпиризмом. Каждое из них представляет участников будущего универсального синтеза.

    Главный смысл новой теории познания — достичь понимания универсального во всем объеме его с сохранением индивидуального во все его своеобразии. Органическая логика Соловьева предлагает обратить внимание на те формы познания, которые оставались на периферии рационалистических систем, а именно, на роль интуиции, непосредственного умственного созерцания.

    Эссе по философии соловьева 3925

    Эти формы знания близки мистическому и в то же время художественному видению мира, которое успешнее, чем понятийное мышление справляется с задачей охватить все в единстве. Интуиция и непосредственное умосозерцание должны стать связующими звеньями между научным, художественным и религиозным видением мира.

    В концепции цельного знания подробно прорабатывается мысль о единстве познавательной и этической деятельности истина и добро. Соловьев считает, что невозможно без опоры на нравственность получит критерий истины.

    В нравственном сознании познающего заключено единственно стоящее свидетельство истинности полученных им результатов. Убедиться в их истинности со стороны, как правило, невозможно: безнравственное сознание легко находит убедительно звучащие аргументы в пользу своей мнимой истинности.

    Только высоконравственная личность познающего субъекта является гарантом истинности добытых им знаний. Органическая логика предусматривала, что для познания человеку необходим не только логический инструментарий, но и угол зрения, жизненная позиция. Человек в современном его состоянии далеко отстоит от центра всеединства, находясь в периферийных его областях, где силы обособления, разъединения преобладают над силами объединениями. Периферийное сознание не в состоянии охватить единый идеальный, сущностной космос, возвысится до его понимания.

    Редкую возможность для этого предоставляют редкие вспышки вдохновения, озарения близки к тем, которые испытывают истинные художники, поэты, пророки. В такие моменты открывается подлинность мира, его единство. Среди вдохновенных чувств помогающих периферийному сознанию преодолеть его слепоту, первое место принадлежит любви.

    В ней запечатлен отблеск могущественных, всеохватывающих сил единения. В теории познания Соловьева, как и у Платона, в качестве одного эссе по философии соловьева существенных элементов выступает Эрос. Благотворны даже низшие стадии любви, соединяющие разнополые существа и подтверждающие существование часто неосознаваемого единения.

    Но эта любовь является слабым и искаженным намеком на те возвышенные и всемогущие силы любви, которые господствуют в идеальном сущностном бытии, создавая его единство. Познание невозможно без любви, ощущаемой как стремление к достижению всеединства. Эгоистическая замкнутость противопоказана познающему субъекту, лишь его любовь и открытость другим людям, ко всему миру дают необходимый угол зрения для истинного понимания, формируют ту нравственную основу, без которой познание рано или поздно окажется бессильным, а то и опасным.

    В реальном творчестве преобразуются общество, земная природа, универсум. Средством для решения этих колоссальных проблем Соловьев предлагает единение свободно-нравственного человечества, развивающегося благодаря нравственному совершенствованию каждой личности и всего общества. Что есть русская идея? Об этом он говорит в большой работе Национальный вопрос в России и ряде других работ, первая часть которой вышла в году, а в появилась вторая часть этого сочинения. Соловьев уверен, что.

    В чем же предназначение русского народа? Идеи, высказанные Соловьевым в его сочинениях и устных выступлениях, были ответом на оживившиеся в конце века дискуссии, которые оказались как бы продолжением старого спора западников и славянофилов. Еще в магистерской диссертации Соловьев отрицает крайности обоих этих направлений. С годами его стремление отмежеваться от традиционного славянофильства, сохранив дух патриотизма и любви к своему народу становится все сильнее. Соловьев понимал патриотизм не как национальное бахвальство, а как долг эссе по философии соловьева и ее интеллигенции осуществлять самокритику.

    Например, подлинная любовь к русскому народу абсолютно несовместима, по его мнению, с антисемитизмом. Антисемитизм был, в глазах Соловьева, одним из тягчайших грехов русского национализма, но далеко не главнейшим. Соловьев отмечал, что в их теориях мы имеем дела не с национальностью, а с национализмом.

    Национализм славянофильства таил в себе противоречие между восхвалением народности и подспудным барством, высокомерием по отношению к теоретически превозносимому народу. Одним из самых явных его обнаружений Соловьев считал мысль, что русский народ не способен к государственно-политической деятельности и потому предоставляет эту деятельность правительству, не нуждаясь ни в каких политических правах, не требуя их для.

    Прежде всего, мы должны решительно подчеркнуть, что к таким центральным идеям не принадлежала идея или интуиция Софии. В известный период перед поездкой за границу Соловьев начинает увлекаться идеей Софии на почве эссе по философии соловьева мистических учений Беме и др.

    Соловьев в молодые годы чрезвычайно интересовался спиритизмом не без влияния его учителя профессора Д. Юркевича и оккультизмом, а сильная поэтическая стихия, жившая в его эссе по философии соловьева всегда, в нем очень рано выдвигала мысль о реальном смысле поэтических грез и видений.

    Поэтому сам Соловьев постоянно носился с идеей Софии, но не из нее черпал свое философское вдохновение, - и, наоборот, последователи Соловьева особенно Флоренский, отчасти Булгаков, почти все поэты, находившиеся под влиянием Соловьева действительно вдохновлялись Соловьевской мифологемой о Софии.

    Когда мы говорим о нескольких корнях философского творчества у Соловьева, то имеем в виду те действительно философские мотивы, которые определяли его творчество. Эссе по философии соловьева система Соловьева, все его творчество есть именно аккорд, ьт.

    Разлагая этот аккорд, мы можем выделить следующие отдельные моменты. По словам его друга Л. Христианство, к которому вернулся Соловьев после юношеского отрицания, эссе по философии соловьева бы для него безусловной истиной, но форма, в которой оно исторически раскрылось, всегда казалась Соловьеву неадекватной.

    В одном письме Соловьева г. Соловьев никогда не мог вполне освободиться от этого подхода к христианству, - не изнутри, но извне, со стороны. Отрывок этот есть, по существу, настоящий опыт, системы философии, - и его надо считать основным и главным в этом отношении.

    Мы имеем перед собой определенную утопическую установку, - которой Соловьев остается верен всю жизнь и которая и определяет весь замысел философии у. Недаром Вл. К этому надо добавить и исключительный дар исторического синтеза у Соловьева, - правда, обычно в формах гегельянской диалектики. Влияние любви на исторический процесс. Обыкновенно смысл половой любви за половой любовью, за неимением лучшего названия, подразумевается исключительная привязанность — как обоюдная, так и односторонняя — между лицами разного пола, могущими быть между собой в отношении мужа и жены, нисколько не предрешая при этом вопроса о значении физиологической стороны дела полагается в размножении рода, педагогическая философия учителя английского языка она служит средством.

    Соловьев считает этот взгляд неверным — не на основании только каких-нибудь идеальных соображений, а прежде всего на основании естественно-исторических фактов. Что размножение живых существ может обходиться без половой любви, это ясно уже из того, что оно обходится без самого разделения на полы.

    Значительная часть организмов, как растительного, так и животного царства, размножается бесполым образом: делением, почкованием, спорами, прививками. Правда, высшие формы обоих органических царств размножаются половым эссе по философии соловьева. Но, во-первых, размножающиеся таким образом организмы, как растительные, так отчасти и животные, могут также размножаться и бесполым образом прививка у растений, партеногенезис у высших насекомыха во-вторых, оставляя это в стороне и принимая как общее правило, что высшие организмы размножаются при посредстве полового соединения, мы должны заключить, что этот половой фактор связан не с размножением вообще которое может происходить и помимо этогоа с размножением высших организмов.

    Следовательно, смысл половой дифференциации и половой любви следует искать никак не в идее родовой жизни и ее размножения, а лишь в идее высшего организма. Вообще все животное царство с рассматриваемой стороны развивается в следующем порядке. Внизу огромная сила размножения при полном отсутствии чего-нибудь похожего на половую любовь за отсутствием самого деления на полы ; далее, у более совершенных организмов, появляется половая дифференциация и соответственно ей некоторое половое влечение — сначала крайне слабое, затем оно постепенно увеличивается на дальнейших степенях органического развития, по мере того как убывает сила размножения то есть в прямом отношении к совершенству организации и в обратном — к силе размноженияпока, наконец, на самом верху — у человека — является возможною сильнейшая половая любовь, даже с полным исключением размножения.

    Но если, таким образом, на двух концах животной жизни мы находим, ч одной стороны, размножение без всякой половой любви, а с другой стороны — половую любовь без всякого размножения, эссе по философии соловьева, то совершенно ясно, что эти два явления не могут быть поставлены в неразрывную связь друг с другом, - ясно, что каждое из них имеет свое самостоятельное значение и что смысл одного не может состоять в том, чтобы быть средством другого.

    То же самое выходит, если рассматривать половую реферат по физиотерапии исключительно в мире человеческом, где она несравненно более, чем в мире животном, принимает тот индивидуальный характер, в силу которого именно это лицо другого пола имеет для любящего безусловное значение, как единственное и незаменимое, как цель сама в. Тут мы сталкиваемся с популярной теорией, которая, признавая вообще половую любовь за средство родового инстинкта, или за орудие размножения, пытается, в частности, объяснить индивидуализацию любовного чувства у человека как некоторую хитрость или обольщение, употребляемое природой или мировой волей для достижения ее особых целей.

    В мире человеческом, где индивидуальные особенности получают гораздо больше значения, нежели в животном и растительном царстве, природа иначе — мировая воля, воля в жизни, иначе — бессознательный или сверх сознательный мировой дух имеет в виду не только сохранение рода, но и осуществление в его пределах множество возможных частных или видовых типов и индивидуальных характеров.

    Но кроме этой общей цели — проявление возможно полного разнообразия форм — жизнь человечества, понимаемая как исторический процесс, имеет задачей возвышение и усовершенствование человеческой природы.

    Так как в человечестве дело идет не эссе по философии соловьева о произведении потомства вообще, но и о произведении этого наиболее пригодного для мировых целей потомства и так как данное лицо может произвести это требуемое потомство не со всяким лицом другого пола, а лишь с одним определенным, то это одно и должно иметь для него особую притягательную силу, казаться ему чем-то исключительным, незаменимым, единственным и способным дать высшее блаженство.

    Если б эта теория была верна, то отсюда логически следовало бы, что степень этой любовной индивидуализации, или сила любви, находится в прямом отношении со степенью типичности и значительности происходящего от нее потомства: чем важнее потомство, тем сильнее должна была бы быть любовь родителей, и, обратно, чем сильнее любовь, связывающая двух данных лиц, тем более замечательного потомства должны бы мы были ожидать от них по этой теории. Особенно сильная любовь большею частью бывает несчастна, а несчастная любовь весьма обыкновенно ведет к самоубийству в той или другой форме; и каждое из этих многочисленных самоубийств от несчастной любви явно опровергает ту теорию, по которой сильная любовь только затем и возбуждается, чтобы во что бы то ни стало произвести требуемое потомство, которого важность знаменуется силой этой любви, тогда как на самом деле во всех этих случаях сила любви именно исключает самую возможность не только важного, но и какого бы там ни было потомства.

    И случаи неразделенной любви слишком обычны, чтобы видеть в них только исключение, которое можно оставить без внимания.

    4921471

    Если весь смысл любви в эссе по философии соловьева и высшая сила управляет любовными делами, то почему же вместо того, чтобы стараться о соединении любящих, она, напротив, как будто нарочно препятствует этому соединению, как будто ее задача именно в том, чтобы во что бы то ни стало отнять самую возможность потомства у истинных любовников.

    Невозможно признать прямого соответствия между силою индивидуальной любви и значением потомства, когда самое существование потомства при эссе по философии соловьева любви - лишь редкая случайность. А в тех редких случаях, когда необычайно сильная любовь производит потомство, оно оказывается самым заурядным.

    Видеть смысл половой любви в целесообразном деторождении — значит признавать этот смысл только там, где самой любви вовсе нет, а где она есть, отнимать у нее всякий смысл и всякое оправдание.

    Эта мнимая теория любви, сопоставленная с действительностью, оказывается не объяснением, а отказом от всякого объяснения. В истории половая любовь не является средством или орудием исторических целей; она не служит человеческому роду. Поэтому когда субъективное чувство говорит нам, что любовь есть самостоятельное благо, что она имеет собственную ценность для нашей личной жизни, то этому чувству соответствует и в объективной действительности тот факт, что сильная индивидуальная любовь никогда не бывает служебным орудием родовых целей, которые достигаются помимо.

    В истории половая любовь никакой роли не играет и прямого действия на исторический процесс не оказывает: ее положительное значение должно корениться в индивидуальной жизни.

    [TRANSLIT]

    Смысл любви в индивидуальной жизни человека. Смысл человеческой любви вообще есть оправдание и спасение индивидуальности через жертву эгоизма.

    Для постороннего взгляда это ясно с самого начала; но невольный оттенок насмешки, неизбежно сопровождающий чужое отношение к влюбленным, оказывается лишь предварением их собственного разочарования. Если бы русские чувствовали ту моральную ответственность перед Богом и историей, о которой говорит Владимир Соловьев, то не было бы Чечни и много другого. Состоит из 5 глав, в каждой из которых раскрывается суть волнующих автора проблем. Реферат по философии на тему: Владимир Соловьев: смысл любви Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Уральский государственный университет им. Уже в магистерской диссертации В.

    эссе по философии соловьева А не впадать в противоречия они не могут ввиду того, что стремятся стать подобными целому, что у них, разумеется, уже никак не может получиться. Именно поэтому Соловьев считает цельное знание тем идеалом, к которому следует стремиться человечеству.

    Отдельные науки имеют смысл только в сосуществовании и опоре на это всеобщее знание, только с позиции цельной истины можно трактовать их цели и определять границы. Наука не может быть самостоятельной, она не может быть сама по себе, потому что в таком случае не имеет истинного смысла, теряет свое предназначение.

    В.С. Соловьев (1/3). Кратко

    В отдельности науки могут служить лишь для удовлетворения личных потребностей, получения материальной выгоды. Они определенно связаны с чувствами, но чувствами низшими, такими как прихоть и материальная похоть. Таким образом, Соловьев описывает свою точку зрения — неспособность существования наук, знаний, идей отдельно друг от друга - цельность знания, необходимость существования цельной истины и стремление к ней, так как только при таком соловьева обретается определенный смысл.

    С одной стороны, цельность знания философии большую продуманность и большую эссе. Мы не рассматриваем знания и идеи как отдельные объекты, мы видим их как части единого целого и, следовательно, можем видеть все взаимосвязи и предотвращать возможные ошибки. Ошибки неизбежны, когда не учитывается масштабность, наиболее полная картина. Отсюда, как отмечал Соловьев, разлад в обществе. Вообще автор видит много отрицательных моментов в обществе и предлагает разные варианты решений — идеальную форму правления, формы общественных отношений.

    Он выступает соловьева стремление человека к высшему, духовному, рассуждает об общечеловеческих проблемах. Философия всеединства объединяет все это — единство науки и нравственности, науки и религии, этики и философии и др.

    Цельное знание, в свою очередь, в совокупности с цельным творчеством образует в цельном обществе цельную жизнь. С другой стороны, отвлеченное знание, по-моему, не всегда настолько сильно деформируется от первоначального значения, которое существовало внутри всеобщего знания, чтобы считать его в корне неверным.